Эти романтичные паруса.


Современная яхта, рационализированная до предела, не удовлетворяет романтиков. Все чаще яхтсмены — моряки по призванию, свободные от меркантильных расчетов и погони за баллами в гонках, дают свободу воображению: они жаждут «архитектурных излишеств», которые переносили бы их из далекого от романтики XX века в эпоху великих открытий и расцвета паруса, в бурный мир героев Стивенсона и Конрада.


За рубежом в последние годы построено немало копий знаменитых парусников («Пинта», «Мэйфлауэр», «Нонсач», «Америка»), В № 37 сборника была опубликована статья о каравелле «Нева», построенной группой ленинградских энтузиастов. Строители «Невы», кстати сказать, убедились, что даже дружному коллективу очень трудно воссоздать точную копию старинного судна.


Более доступен и при том, пожалуй, не менее интересен путь стилизации под старину современной яхты. Подчеркнем — современной, плавать на которой значительно проще, приятнее и безопаснее, чем на любом старинном корабле. Естественно, что степень стилизации яхты, ее мотивы и средства определяются возможностями и вкусом экипажа. В принципе желательно добиваться единства архитектуры корпуса и парусного вооружения, что само по себе представляет непростую задачу.


Знатоки рекомендуют такое общее правило: чем ближе к эпохе расцвета паруса (и данного типа судна) избранный вами стиль, тем более подробной и всесторонней может быть стилизация; и наоборот, чем старше  и чем менее совершенно по мореходным качествам судно, вид которого придается яхте, тем более формальным сходством следует ограничиваться.


Парусное вооружение.


Рисунок парусного вооружения на фоне неба определяет первое впечатление от судна, особенно с дальней дистанции. Постройка «Невы» доказывает, что любителям старины под силу и трехмачтовые варианты (каракки, каравеллы, даже, может быть, галеоны), но, пожалуй, стоит ограничиться для начала рассмотрением более практичных одно- и двухмачтовых вариантов.


Двухмачтовые суда могут быть вооружены, например, бригом или бригантиной. Второй тип вооружения проще в управлении и в то же время как-то особенно романтичен. И именно о таких парусниках — быстроходных, небольших, эстетически совершенных, каждый из нас читал у Александра Грина.


Копируя старинное вооружение, нельзя забывать о том, что прямые паруса, которые выглядят особенно эффектно и, действительно, придают виду судна колорит старины, не всегда практичны. Судно с прямыми парусами не может ходить круто к ветру (лучшие парусники XIX века ходили не круче 50°), а управление множеством шкотов и брасов требует хорошей выучки экипажа.


Яхту с таким вооружением можно рекомендовать только для плавания на достаточно свободной акватории и при условии, что обязательно предусмотрен вариант лавировочной оснастки. Во всех случаях лучше упростить рангоут: отказаться от стеньг, сделать мачты однодеревыми, а реи — опускаемыми на палубу.


Последняя мера даст возможность при выходах с малым экипажем или встречном ветре быстро перейти от вооружения фрегатом или бригом к шхунскому вооружению.

Такая возможность обязательно предусматривается на малых судах с прямым и смешанным вооружением (например, на бригантине «Домна», бриге «Роялист»).


Управление прямыми парусами на современных яхтах из соображения безопасности и для облегчения труда, как правило, производится с палубы; соответственно выполняется проводка бегучего такелажа.


Чтобы выдержать стиль, ванты делают с выбленками, на мачты ставят марсовые площадки. Тем более, что эти элементы имеют и некоторое прикладное значение. Топы мачт неплохо увенчать флагштоками с клотиками, точенными из твердого дерева.

Для плавания по ограниченным акваториям лучше применить вооружение с косыми парусами, обеспечивающими судну высокую маневренность.


а главное — более простыми в управлении. Вполне старинный вид может иметь, например, гафельный тендер, особенно, если он несет два прямых паруса выше марсовой площадки. Вообще гафельный тендер — это, пожалуй, самый популярный из всех вариантов стилизации.


Хорошо смотрится и обеспечивает высокие ходовые качества вооружение гафельной шхуной, выполненное по типу знаменитой яхты «Америка». Уместно подчеркнуть, что гафельное вооружение, несмотря на некоторое усложнение такелажа и снижение аэродинамического качества, по сравнению с бермудским, имеет и свои достоинства.


Конструктивно такое вооружение проще бермудского, так как вместо ликпаза или рельса с ползунами парус крепится к мачте сегарсами пли слаблинем.

Уменьшение площади и высоты парусности в свежую погоду легко осуществляется  уборкой топселей, а при их отсутствии центр парусности всегда ниже и высота мачт меньше, чем у бермудского парусника.


Топсель не только увеличивает площадь парусности, но и устраняет вредный изгиб гафеля. Можно сказать и о том, что на бакштаге и в слабый ветер гафельные суда зачастую могут обойти бермудскую яхту (сравнимых размерений) с плавниковым килем.


Самый вид гафельного парусника ассоциируется с представлением о надежном, мореходном и, безусловно, комфортабельном судне. «Если вам нужно действительно уютное судно,— тепло камина, мягкий свет и ковер на полу в каюте, где можно выпрямиться во весь рост,— ищите бот с бушпритом и гафелем», — рекомендует английский яхтсмен Майкл Пэйтен.


И, надо думать, он знает, что говорит. Это один из ведущих деятелей международного «Общества старых гафельных парусников», объединяющего около 450 владельцев гафельных яхт. Общество, на флаге которого изображены усы гафеля на голубом фоне, регулярно проводит гонки «старинных» яхт, в числе которых  и на самом деле есть суда, построенные более ста лет назад.


Теперь о неотъемлемой принадлежности настоящего парусного судна — бушприте, который способен даже модерновым бермудским яхтам придать старинный вид. Не следует увлекаться его длиной. Излишне длинный бушприт усложняет не только швартовку, но и работу с кливерами на волнении.


Длина бушприта, как и площадь носовых парусов (число их не стоит увеличивать свыше двух), определяется условиями центровки с учетом получающейся величины фаловых углов кливеров и эстетических соображений. Уклон бушприта в зависимости от типа вооружения может быть принят в пределах от нулевого — горизонтального положения до линии, проходящей через шпор фок — мачты и верхнюю точку форштевня. 


Практическим руководством к оснащению судна могут служить книги Ф. А. Миддендорфа «Рангоут и такелаж судов», 1900 г.; Д. А. Лухманова «Вооружение парусно — моторных судов», 1913 г.; А. И. Цурбана «Парусно-моторные суда», 1953 г.


Архитектура судна.


Подводная часть яхты обычно скрыта от глаз наблюдателя и поэтому может иметь современную форму, обеспечивающую минимум смоченной поверхности и хорошие лавировочные качества. Однако в принципе двухмачтовому прямому вооружению больше соответствует длинная килевая линия, обеспечивающая устойчивость на курсе и хорошую ходкость при полных ветрах в свежую погоду.


Килевая линия на крупных судах вообще может быть горизонтальной, особенно если они предназначены для морских плаваний длинными галсами. Для яхт меньших размерений предпочтительна килевая линия с уклоном в корму, когда пятка ахтерштевня является ее нижней точкой.


Такая линия киля характерна для судов прибрежного плавания — американских лоцманских шхун и лоцманских ботов скандинавского типа. Подобные суда отличаются лучшей поворотливостью; их легче снять с мели, так как киль касается грунта практически в одной точке.


Непременной чертой надводной части «старинного» корпуса является широкая транцевая корма. В то же время не рекомендуется увлекаться высотой кормовой надстройки и делать ее слишком громоздкой, с галереями и балконами, большими и низко расположенными окнами. Еще более осторожно следует относиться к загромождению носовой части яхты.


Важным элементом стилизации является форма форштевня, в частности — очертания надводной части водореза (княвдигеда). В сочетании с бушпритом на тендерах и кэтах это чаще всего прямая или даже чуть выпуклая линия.


Для двухмачтовых яхт, «имитирующих» более крупные парусные суда, характерна наклонная линия с плавным перегибом в верхней части — клиперштевень, придающий судну неповторимое ощущение полета.


Для   парусников   прошлого   типичны просторная палуба с минимумом рубок, русленя на бортах, сплошные фальшборты с мощными планширями или релинги (в корме) с точеными балясинами, квадратная (реже — овальная) форма окон-иллюминаторов.


Русленя не только украшают и стилизуют судно, но и позволяют шире разнести ванты, а также обеспечивают доступ к вант — путенсам со всех сторон. Их не рекомендуется устанавливать лишь на самых малых судах, где они на подветренном борту будут уходить в воду, тормозя ход судна. 


Релинги и фальшборты нужно делать высотой, соразмерной с величиной яхты и во всех случаях — достаточной прочности, помня о том, что морскому паруснику чуждо все ненадежное.


Украшения.


Искусство украшения корабля достигло наивысшего расцвета в XVII веке, когда все, что можно, покрывалось резьбой, позолотой или художественными накладками. Княвдигед венчался носовой фигурой (или даже группой фигур), причем чаще всего имелась смысловая связь скульптурных украшений с названием судна.


Пышно украшаемая корма напоминала фасад дворца с огромными окнами, колоннами, балконами, кариатидами и группами статуй, барельефами с гербами и эмблемами. Сверху устанавливались огромные фонари в позолоченных кованых оправах. Со временем судостроители отказались от излишеств, научившись видеть строгую красоту, основанную на совершенстве пропорций и выразительности линий.


Кормовые украшения исчезли. В наши дни о них напоминают разве что иногда устанавливаемые на транце яхты рельефные накладки в виде лепты с названием судна. От развитых носовых украшений уцелело больше, так как интерес к ним возродился и в «большом» судостроении.


Все чаще можно видеть на форштевнях яхт рельефную эмблему либо даже небольшую фигуру, которая выполняется резьбой по дереву или формуется из пластика. В зависимости от общего стиля оформления судна может быть уместно украшение резьбой (например, в виде голов морских богов и чудовищ) ноков крамболов, фаловых кнехтов и даже верхней части пера руля, как это делается на голландских фишкуттерах.


Детали устройств и вооружения, выполненные со вкусом и опять — таки в стиле, общем для судна, служат одновременно и украшениями. Выигрышно смотрятся, например, деревянный штурвал с латунными накладками и крепежом, нактоуз в виде восьмигранника.


Эффектны деревянные или пластмассовые точеные юферсы с тросовыми талрепами для крепления стоячего такелажа, точеные балясины, плетеные кранцы и фигурные маты. В этой области фантазия оформителя имеет наибольшую свободу.


Хотелось бы только подчеркнуть: в первую очередь надо обеспечивать удобство и безопасность использования оборудования яхты по прямому назначению. Так, на сравнительно небольших яхтах может оказаться опасным подвешивание на крамболе адмиралтейского якоря или шлюпки за кормой.


Окраска.


Корпус судна в стиле XV—XVI века следует протравить до коричневого цвета, а затем покрыть горячей олифой и лаком; ширстрек раскрасить орнаментом с применением белого, зеленого и красного или желтого и голубого цветов. Суда в стиле XVII века раскрашиваются более пестро и ярко, с большим количеством «позолоты».


Суда в стиле эпохи расцвета парусного флота окрашиваются строго, но щеголевато: корпус чаще всего темного цвета; рубки и фальшборт изнутри — белые или очень светлые. Неплохо по темному корпусу по бортам пустить белую широкую полосу: она подчеркнет линию судна; на ней можно обозначить темные квадраты фальшивых пушечных портов, как это сделано на «Роялисте».


Носовая фигура может быть ярко раскрашена или иметь вид обычной тонированной скульптуры. Деревянные панели и детали покрываются бесцветным лаком. Ноки, топы и пятки рангоутных деревьев, а также флагштоки окрашиваются в белый цвет. Остальные части рангоута покрываются олифой или лаком.


Е. М. Морозов.


Источник:  «Катера и Яхты»,  №44.


Оставить комментарий

Комментарии: 3
  • #1

    rytuał miłosny (Понедельник, 10 Апрель 2017 21:51)

    rytuał miłosny

  • #2

    Zenegra (Четверг, 13 Июль 2017 20:51)

    Suhagra

  • #3

    sex telefon (Четверг, 10 Август 2017 15:53)

    kamagra cialis