Выпускной класс в школе одиночных океанских гонок.


С эстетической точки зрения это сключительно красивый парусник.      

  Фрэнк Камма, известный французский гонщик – одиночка.

 

Французская (как явствует из названия) яхта — монотип «Figaro», предназначенная для гонок открытого моря в одиночку или с минимальным экипажем, давно уже стала определенной ступенькой в программе подготовки (или “выращивания”) океанских гонщиков экстра — класса в этой стране. Причем той ступенькой, обойти или перепрыгнуть которую не то чтобы совсем  невозможно, но крайне нежелательно… Большинство именитых яхтсменов, как сторонников однокорпусных яхт, так и поклонников многокорпусных судов, прошли жесткую школу воспитания на гонках этих монотипов.

 

Один лишь перечень фамилий наиболее именитых «фигаристов» (так зовут сами себя «выпускники этой школы») много говорит знатоку. Вслушайтесь сами: Эллен Макартур, Флоренс Арто, Филипп Пупон, Фрэнк Камма, Мишель Дежуайя, Паскаль Бидегорри, Алан Готье. Да это просто перечень победителей или призеров какой ни — будь трансокеанской гонки! Нелишне здесь напомнить, что почти вся команда Бруно Пейрона, поставившая вместе с ним очередной рекорд кругосветного плавания и завоевавшая Кубок Жюля Верна, состояла именно из «фигаристов»…

 

Первые серийные яхты этого типа, спроектированные ЖанМари Фино вместе с Жаном Беретом, появились в 1990 г. и считались тогда достаточно совершенными океанскими судами, в точности отвечающими концепции «One design». Жесткий контроль за изготовлением корпусов на фирме «Beneteau», запрет на использование высокотехнологичных материалов для пошива парусов, ограничение комплекта радиоэлектронного оборудования на борту — все это способствовало уравнению ходовых качеств лодок, повышению азарта гонщиков и росту их спортивного мастерства.

 

Естественный для монотипов «зачет по приходу», наиболее очевидный для сторонних наблюдателей (например, телезрителей), также способствовал росту популярности гонок среди болельщиков. Состязания на новой яхте поддержала одна из крупнейших газет Франции — «Le Figaro», в честь которой новый класс и получил свое название.

 

Специально для «Figaro» федерацией парусного спорта Франции совместно с генеральным спонсором была разработана и учреждена национальная программа гонок, причем на старт порой одновременно выходили более сотни монотипов. Но время взяло свое, и отличной яхте пришла пора уступить дорогу новому судну, изготовленному по более современным технологиям с учетом последних достижений в области дизайна, аэро и гидродинамики, эргономики и прочности материалов.

 

Такой лодкой стала «Figaro 2», спроектированная одним из самых «дорогих» яхтенных конструкторов мира Марком Ломбаром и представленная широкой общественности 31 августа 2002 г. (хотя головная лодка серии впервые коснулась воды 23 июля того же года). Новая яхта заметно отличается от своей предшественницы (отчасти чем — то напоминая уменьшенную «Open 60») и внешне, и конструктивно.

 

Главным технологическим отличием «версии 2» от ранней является процесс изготовления корпуса. Предыдущие «Figaro» выклеивались вручную в матрице с использованием полиэфирной смолы. Новая яхта построена по той же новой технологии, по которой на CNB делали огромную «Only Now». Корпус не выклеивается вручную в матрице — слои ткани, уложенные вокруг бальсового наполнителя после предварительного вакуумирования пропитываются винилэфирной смолой, подаваемой под давлением.

 

Как уже отмечалось, такой метод строительства имеет в себе ряд преимуществ:

 

-  наилучшее весовое соотношение “ткань/смола” и минимальный возможный вес получаемого корпуса;

 

-  отсутствие скрытых воздушных пузырьков (будущих источников осмоса) и потенциальных мест ослабления конструкции;

 

-  превосходное проклеивание слоев ткани между собой, предупреждающее будущее расслоение — как следствие, даже сэндвичевые корпуса приобретают отчасти прочностные свойства монолитных со свойственным последним долголетием;

 

-  высокие жесткость и весовая стабильность изготавливаемых корпусов (если речь идет о серии).

 

Именно последнее обстоятельство и сыграло немалую роль в выборе технологии. Идентичность лодок вкупе с высоким сроком их службы — что может быть важнее для нового национального монотипа, предназначенного для подготовки в ближайшие 10 — 15 лет новой смены прославленных французских покорителей океанов?

 

Внешне же новую лодку отличают отпредыдущей заметно большие водоизмещение, вес балласта, длина и ширина корпуса, а также площадь парусности. Увеличены как кокпит, так и внутреннее пространство, появились два руля и водяной балласт. Однако сохранены и многие идеологические концепции прежнего проекта  — в конструкции яхты попрежнему ограничены количество экзотических материалов (впрочем, для мачты теперь разрешена углеткань), число электронных приборов и парусов (последних на борту может быть лишь пять штук).

 

Все это сделано для того, чтобы, во — первых, снизить конечную стоимость лодки, а во — вторых, приучить будущих одиночников больше полагаться на самих себя, а не на кошелек спонсора и наличие разнообразной техники. Итак, что же представляет собой новая «учебная парта» французских океанских гонщиков?

 

Это шлюп с вооружением 7/8 с достаточно жесткой углепластиковой мачтой, имеющей всего две пары краспиц и грот, по площади заметно превышающий геную, что в последнее время довольно часто встречается на яхтах открытого моря. При ходе на крупной волне большой грот имеет лучшую тягу, чем крупная генуя, аэродинамика высокой узкой генуи с малым перекрытием тоже близка к оптимальной.

 

Широкий кокпит удобен и просторен для рулевого — одиночки, но и двое — трое яхтсменов смогут работать в нем, совершенно не мешая друг другу. Погон гика – шкота проходит в кормовой части кокпита, не мешая перемещению спортсменов и одновременно выполняя роль некоего релинга, будучи поднятым над уровнем днища кокпита на 760 мм. Интересно, что внутри яхты расположены несколько иллюминаторов, позволяющих визуально контролировать заполнение водяных танков, а также винт и киль.

 

Внутренняя планировка яхты рассчитана на четырех человек — на лодке есть четыре узкие двухъярусные откидные койки по бортам в кормовой части рядом с танками водяного балласта, а под кокпитом между койками находится 18 — сильный двигатель (все вместе взятое очень напоминает сильно уменьшенную «Bols»). В середине судна у мачты расположены штурманский стол, крохотный камбуз и сдвоенное сиденье, на котором один из спортсменов может работать за этим столом, а другой — отдыхать, сидя спина к спине.

 

И интерьер, и оборудование лодки спартанские — никакой отделки или излишеств. Все парусное вооружение лодки обслуживается четырьмя лебедками. Подобный спартанский стиль в немалой степени способствует и снижению построечной цены яхты. Корпус лодки имеет широкую кормовую часть, узкий и глубокий жестко закрепленный киль с вытянутым в корму балластным бульбом, масса которого достигает 760 кг. Яхта довольно легка для своих размерений (ее относительная длина намного выше, чем у предшественницы), а корпус имеет очень высокую жесткость, что обеспечивает отличный ход и управляемость на острых курсах.

 

Вот так выглядит недорогой национальный океанский крейсер – монотип нового тысячелетия для подготовки будущих яхтсменов одиночек, финансируемый не государством даже, а всего лишь одной из крупнейших газет. В настоящий момент в стране уже построено свыше 70 лодок этого типа, а в программе национального чемпионата Франции на яхтах класса “Figaro 2” — семь продолжительных (от 3 до 28 дней) регат.

 

 

Из них три — одиночные гонки, еще три — гонки с двумя человеками на борту и лишь одна, самая короткая, проводится с полным экипажем. 

Заканчивая рассказ о конкретных деталях описываемой яхты, остается лишь позавидовать стройной системе подготовки яхтсменов в этой стране. Для этого здесь есть все: от маленьких швертботов класса «Vaurien» (на которых когдато начинал сам Э.Табарли) и ему подобных до стремительных           18 футовиков, и от трейлерных яхт класса «First 7.5» — до океанского гонщика «Figaro 2».

 

В наличии весь учебный курс — от подготовительного класса до высшей школы. Ну, а самые удачливые и успешные выпускники этой школы смогут стать в один ряд с такими мэтрами паруса, как Бруно Пейрон, Оливье де Керсосон, Мишель Дежуайя и другие…

 

Павел Игнатьев.

 

Автор благодарит Марка Ломбара, конструктора яхты «Figaro 2» за консультацию и предоставленные иллюстрации.

 

Источник:  «Катера и Яхты»,  №188.

Оставить комментарий

Комментарии: 0